?

Log in

No account? Create an account

священник Алексей

Entries by category: религия

Каин и покаяние. Этимология научная и народная
ухо
saag
Репост из фб.

Недавно уже делал запись о слове «каяться». Вчера попал на интересную дискуссию у о. Петра Мещеринова. Там было много разного и полезного для меня в коментах, но я в дискуссию не вступил, Бог миловал. Зато встретил мнение - похоже, распространенное - что «каяться» - значит ругать себя. Действительно, kajati и kazati - похоже, родственные.
Но этих родственников столько повсюду, что и выходит верной пословица. Слово - что дышло: куда повернешь - туда и вышло.
Сравните:

казать
сказать
показать (дать наказ - но и поругать или побить)
сказитель
исказить
каженик (скопец, увечный = жертва уродующего удара)

Вот такая вот сказочка. 🙂
Но я не о том. Я о покаянии. Тут уже речь не о словах, а о смысле духовного процесса. Говорю только за себя, из своего опыта. «Поругать себя» - не работает. Такое понимание покаяния - либо верное, и тогда это жестокая шутка библейского Бога, либо моя ошибка. Я предпочитаю предположить второе: в первом случае мое положение безнадежно, и дальнейшая попытка что-либо понять или даже жить никакого просвета не даст, к чему было бы и искать что-то.

Так что я дал в той дискуссии комент об этом слове: покаяние. Но и другой любопытный момент есть: дух сомнения, уныния и скепсиса часто побуждает меня сомневаться в том, что народная мудрость не только мудрее, но и точнее моего аналитического и, увы, плотского ума.
В данном случае народная мудрость говорит, что Каин потому Каин, что окаянный. И, натурально, делает корни этих двух разноязычных слов тождественными. «Не может быть!» - такова первая же автоматическая реакция моего ограниченного ума. Но непредвзятое рассмотрение фактов показывает: может. В этом мире может быть все, нет ничего невозможного. Все вероятно.
Ниже - о слове «покаяние».

Покаяние - слово с очень непростой этимологией. И очень широкий спектр возможных значений.
Одно из возможных - и адекватное самой вещи - «прийти к согласию».
Но если не искать адекватности, то можно и «оговаривать» - окаивать - себя. И даже ‘бить’: слово «ковать» - того же корня.
Этимологические словари далеко не всегда показывают очевидные чередования в родственных корнях. Так и здесь: присутствует чередование kaj / kuj. Этого нет в найденных наскоро словарных статьях. Однако, имя Каин - опять же, согласно словарям, - одним из значений имеет ‘кузнец’, оно же ‘бийца’, ‘убийца’. Похоже, историческая память запомнила первого братоубийцу по его прозвищу. А может быть, его имя совпало с прозвищем - и в жизни так бывает.
Даже когда нет никаких чередований, чем очевиднее и «назидательнее» родственные слова подходят одно к другому, тем труднее согласиться с тем, что тождество корней подлинно. Например, сознание скептика бунтует против тождества корней в словах «распять» и «пятница» _именно потому_, что Иисус был распят в пятницу.
Но «ков» - это уговор. «Сковники» (есть в Деяниях апостолов на церковнославянском) - это сообщники, сговорщики. Те, кто уговорился между собой.
Слово цена (раньше, говорят, было *kaina) - того же корня.
По-каяться - значит поладить, прийти к согласию, к миру.
Ясно, что и это можно понять очень по-разному при желании. Само слово однозначного указания «с нуля» не даст.

Мк. 4:1-25
ухо
saag
Как и думал: времени на все-все мне не дано. Иногда жаль просто забыть то, что вот вдруг дошло - тогда пишу в фб и отпускаю на волю волн. Примерно так: ...
Read more...Collapse )

упование
ухо
saag
вера в Бога как согласие с истинностью ряда фактов или, скорее, положений (Бог есть, Бог сотворил мир, Бог все видит, все знает, все может, всех любит и т. д.) - такая вера бездейственна, она не спасает. мне необходимо верить вместе с честным принятием того, что из всех этих положений следует для меня здесь и сейчас. готов ли я ответить конкретным действием, движением навстречу Богу, в существование Которого я верю в силу, в большой мере, внешних причин?

это не какая-то новая или оригинальная мысль, хотя решение шагнуть навстречу Его любви для меня в каждое мгновение моей жизни - требует новорожденной готовности.

одно из имен этого решения, которое я ежемоментно принимаю или нет, - упование. "Помощник мой - и уповаю на Него". я верю, что Бог дает мне опору - это вера в некий религиозно обоснованный факт. и она для меня мертва, пока я не решился всем своим весом _положиться_ на даруемую Им опору. "падай: ты не разобьешься и не погибнешь - Я тебя держу!"

я, собственно, о чем: заинтересовался этимологией слова "уповать". не буду развивать всю цепочку моих умозаключений из прочитанных справок. но выходит так: уповать - это значит крепко опереться, шагнуть, наступить. то есть, без страховки, без возможности вернуться в исходное положение перенести свой вес с опорной ноги на другую, которую уже протянул - не в неизвестность, а на твердую почву Слова, данного мне Богом.
упование - это акт веры, действие, рожденное верой, и наполняющее мою жизнь - здесь и сейчас - спасающей силой.

всякий раз, когда я недоволен чем-то или кем-то (в том числе, собой), когда не принимаю жизнь такой, какова она для меня в текущем моменте, - я сам не в силах этого увидеть, но в действительности я похож на цаплю. стою на одной ноге и бубню: "а вдруг таки нет?"
в такой момент я принимаю решение погодить уповать на Бога. и мне неудобно стоять вот так, на одной ноге. и этот дискомфорт - истинная причина моего недовольства жизнью. чем скорее признаю ее, причину, - тем скорее наступлю второй ногой, наконец. но всему свое время.

а пока - утром мы хороним раба Божьего Димитрия, нашего прихожанина, помощника в восстановлении храма, сторожа-волонтера, отца четверых детей - мал-мала меньше, младшему год (жене Оле справляться теперь непросто). он умер в ночь своего дня рождения. 1 сентября Диме исполнилось 40 лет. сердце.

Канон прп. Андрея Критского, дониконовский текст
стихера
saag
искренне благодарю автора за предоставленную ссылку!

Оригинал взят у sergij_german в <b><font color="#ff0000">Канон прп. Андрея Критского (четверг)</font></b>
На первой неделе Великого поста на павечерницах читается канон прп. Андрея Критского. Он делится на 4 части.

4 частьCollapse )

еще про Огонь Вавилона (продолжение анализа текста)
нищий поэт
saag
я все о чем еще толкую? никакой БГ не "Толстой", в вашем, дорогие сердцеведы, смысле слова :)

поэтому продолжаю.
странно было бы думать, что вот здесь дан исчерпывающий анализ текста этой песни. 
можно продолжать - такое вслушивание в поэтический текст несет в себе великую радость и пользу душе. 
продолжая это делать, я, например, вот что еще надумал. 

во-первых, "слона-то я и не приметил" не упомянул: обратим внимание на обложку альбома. этот интерьер северного ГУЛАГа - довольно упитанный такой намек от автора к слушателю, который еще пока не успел растерять очи, но ушами слышать уже почти совсем разучился.

дальше хотел коротенько, но не получилось...Collapse )

Аквариум. Огонь Вавилона. Архангельск
нищий поэт
saag


дисклэймер:
понятно, что это лишь из области вероятного, как часто с текстами БГ - там всё-то многозначно, все-то глубОко. как и вообще поэзии по природе положено. почему так пишу: потому что мне говорят иногда: вечно, мол, ты всякого напридумываешь на пустом месте. ну пусть - пусть на пустом, если вам так думать приятнее.
но как было и с песней «Я учусь быть Таней»: я указал тогда (и еще здесь - тогда же) явную для меня аллюзию на известную среди христиан беседу о. Иоанна Крестьянкина о целомудрии («есть 4 Тани, а должна быть только одна»). я после все же долго сомневался: имел ли то в виду сам автор? но недавний док.фильм «Жара» разрешил мои сомнения в мою же пользу :)

Так вот, о Вавилоне...Collapse )

Фантазии архимандрита Рафаила Карелина о языке православной иконы
ухо
saag
ниже - многабукаф, но собираюсь прочесть подробно и сюда принес для себя и для всех желающих-любознательных. все больше убеждаюсь, что дискурс об иконописи и дискурс о молитве Церкви (о языке, о пении) поднимают много общих вопросов, порождают сходные мифы... одним словом, что все это - одно и об одном. немного по-разному, да. и все же параллели очевидны. 




Оригинал взят у bizantinum в Фантазии архимандрита Рафаила Карелина о языке православной иконы

Давно обещанный материал.



В виду частой полемики вокруг творчества архимандрита Рафаила (Карелина) меня попросили высказать свое мнение о его книгах. Признаюсь, я не вхожу в круг поклонников о. Рафаила, и его книги мне тяжело читать по ряду причин. Но мимо одного издания я, как иконописец, просто не мог пройти. Ещё в 1997 году издательство «Сатис» выпустило книгу о. Рафаила под названием «О языке православной иконы». Книгу я прочёл много позже, но она не оставила меня равнодушным, поскольку повторяет множество околоцерковных мифов, которые часто попадаются в популярной литературе об иконе, а кое-где содержит и откровенные ереси.

Read more...Collapse )



Отче наш по-якутски
ухо
saag
уважаемый igumen_aga опубликовал якутский текст молитвы Господней:

Халлааннааҕы Аҕабыт!
Эн сибэтиэй аатыҥ ытыктаныахтын;
Эн Саарыстыбаҥ кэлиэхтин.
Халлааҥҥа курдук, сиргэ эмиэ барыта Эн көҥүлүҥ хоту буолуохтун.
Күннээҕи тыын килиэппитин бүгүн биһиэхэ биэр.
Итиэннэ иэстээх дьоммутун биһи бырастыы гынарбыт курдук, Эн эмиэ биһиги иэспитин бырастыы гын.
Уонна аньыы угаайытыгар киллэрбэккэ, биһигини хара дьайдаахтан харыстаа,
ол эмит Эн Саарыстыбаҥ, Эн күүһүҥ-күдэҕиҥ, албан аатыҥ үйэлэрэтэн үйэлэргэ үйэлэргэ муҥура суох.
Аминь

стоит ли говорить, что единственное знакомое мне здесь слово - еврейское...
но хотелось бы увидеть подстрочник. что-то подсказывает мне, что перевод мог быть лучше. в первую очередь - синтаксис.
например, здесь, насколько я понял (поправьте меня, если не так), нарушен тройной параллелизм: "да святится... да приидет... да будет..." а ведь в исходной версии (в греческой, латинской, церковнославянской... уверен, что не только в этих трех; в совр. русском переводе тоже есть синтаксическое нарушение, но менее значительное: "и на земле, как на небе").
такая синтаксическая перестановка сильно ограничивает понимание молитвы. ведь в исходном варианте фраза "яко на небеси, и на земли" с равной вероятностью может быть отнесена ко всем трем членам трехчастной параллели! а в данном варианте - только к члену "о воле".

обращают на себя внимание формы местоимения "ты" ("ти") и форма "буолуохтун" (правильно ли я понял, что это - форма "быть"? тогда "буолуо" очень похоже на "было").
интересно было бы увидеть подробный подстрочник молитвы.

о, как же верно сие слово Вени Ерофеева: "сколько в природе загадок, роковых и радостных. сколько белых пятен повсюду!"

три стихотворные молитвы (перевод о. Михаила Асмуса)
ухо
saag
в коментах вновь поднялся вопрос о переводе богослужебных текстов на СРЯ, об одном из его аспектов: является ли сохранение стихотворного размера греческого оригинала средством к улучшению поэтического качества церковной молитвы?
такой вариант перевода трех молитв из молитвослова (на ЦСЯ, но в данном разрезе разницы нет) был сравнительно недавно предложен о. Михаилом Асмусом ("Вестник ПСТГУ" за 2007 год).
статья о. Михаила начинается со здравого положения, которое следует непременно учитывать всем заинтересованным в проблеме лицам:

"Во все времена и эпохи тексты записанных молитв в силу своего исключительного содержания (обращения к высшему существу) облекались в такую форму, какая бы отличала их от обыденной речи, благодаря чему есть все основания говорить о литературной стороне этих текстов". (выделено мной - saag.)
как истинный "младоклассик" по предложенной мною ранее классификации о. Михаил переводит с языка оригинала и, что важно здесь отметить, с сохранением формальных особенностей оригинальных текстов следующие молитвы: 1) из правила ко Св. Причащению (От скверных устен); из Молитв благодарственных по Святом Причащении (Давый пищу мне) и 3) из Молитв утренних (Воспеваю благодать).

цитатаCollapse )
данный опыт не представляется мне удачным.
что не так? лучше поясню цитатами (здесь и далее)

[Седакова О. А. Музыка: стихи и проза / Ольга Седакова. - М.: Русскiй мiръ: Моск. учеб., 2006. - 480 с.]

из статьи "Искусство перевода. Несколько замечаний" (с. 334 - 341):

"Я не думаю, чтобы тот, кто практически занимается художественным переводом, нуждался в какой-то общей теории своего дела. Искусство перевода составляют детали и частности- в куда большей мере, чем общие
установки и принципы. Вспомнив греческие термины, можно сказать, что в этой работе действует принцип икономии, а не акривии. Любое новое сочинение и часто новая фраза - это новая задача для переводчика, и если бы кто-то объявил, что нашел некий универсальный прием или решение, мы с полным основанием могли бы усомниться в его профессионализме. Прием такого рода -просто технический трюк, позволяющий отделаться от вещи, которую вообще-то нам полагается с д е л а ть. На мой взгляд, это относится и к самим простым и общим решениям - скажем, передавать или не передавать в переводе рифму и вообще версификационную форму оригинала. И то, и другое решение может оказаться блестящим - и нелепым
". 

ЦСЯ: тварь ли преходящая или право имеет?
ухо
saag
дискуссии о языке Церкви в жж неизменно приводят соответствующие постинги к топовым значениям комментов. (о как сказано!)
это, в частности, показывает, что вопрос о богослужебном слове заметно выделяется из группы проблем других церковных искусств: архитектуры, иконописи, музыки. слово молитвы - это собственно бого-словие. хотя и все перечисленное - тоже богословие: в красках, в камне, в музыкальных созвучиях... но слово не просто имеет отношение к молитве. оно само - молитва. и потому судьба языка Церкви максимально живо волнует всю братию.

возлюбленный о Господе igumen_aga с присущей ему искренностью задается вопросом о статусе церковнославянской традиции в Церкви. то, как он это делает, меня, однако, не радует.
позиция о. Агафангела такова (пусть меня поправят, если не так):
то, что в ЦСЯ непонятно сегодня человеку, входящему в храм, должно быть подвержено русификации с максимальным сохранением "высокого штиля". "Я не ратую за буквальный, немедленный, 100%-й перевод всего подряд на базарный разговорный язык. Конечно, богослужение это всегда "высокий штиль". Прошу это иметь в виду".

на первый взгляд, вполне здраво. однако, критерий "непонятности" крайне субъективен.
"Произнесение в прошении о храме "входящих в него" - лучше, чем "вонь" и т. п" - утверждает мой оппонент. означает ли это желательность исправления только в указанном тексте или же совершенный отказ от комплекса местоимение+предлог "во-нь" (где "нь" = "и" (он), откуда "и-же", "по-не-же" ("не"=оно))? если исправлять везде, не повлияет ли это на красоту слога? (о значении красоты богослужебного текста - после, пожалуй, отдельным постом.)

"Сей день, иже сотвори Господь: возрадуемся и возвеселимся вонь". так - в дониконовском тексте псалма.
никоновскими справщиками было внесено изменение: "Сей день егоже сотвори Господь...", однако оставлено в прежнем виде: "возрадуемся и возвеселимся вонь". отчего так? означает ли это, что не только в XVII веке, но и после - при Елисавете, и в XIX столетии, когда тексты продолжали редактироваться - это самое "вонь" было пока еще понятным, а теперь перестало быть. когда именно и в связи с чем?
давайте попробуем: "Сей день егоже сотвори Господь: возрадуемся и возвеселимся в него". и если вам такой вариант нравится, то дальше можете не читать: бесполезно.

для тех, кто читает дальше. как правило, в число примеров безболезненной русификации сходу попадает пара живот / жизнь. Действительно, каждым из этих слов в ЦСл текстах переведено греческое [zoИ]. прецедент исправления "живота" на "жизнь" известен: "воскресл еси тридневный Спасе, даруяй мирови жизнь" (воскресный тропарь, гл. 1). в октоихе XIX века - еще "живот". и ничего же страшного!
в светлые дни Пасхи хочется спросить: многие ли из радеющих о "теории разумной русификации" пробовали петь пасхальный тропарь с аналогичной заменой? (членов известных общин, где издано уже много килограмм богослужебных книг на чисто русском языке, прошу не беспокоить: в вашей отчаянной решительности я и так не сомневаюсь). смею надеяться, что желающих спеть: "... и сущим во гробех жизнь даровав" - немного. а отчего же, собственно? каков критерий "здесь можно, а там лучше не надо"? что мешает? в данном случае - одно: некрасиво! и это не просто какой-то "эстетический принцип", нет. это нечто большее, куда более важное, чем просто "красивости, когда и так не до жиру".

о. Агафангел спрашивает общественность:
"Является ли традиция употреблять для молитвы средневековый специализированный диалект древне-славянского, - вечной, непреходящей традицией, не подлежащей изменению, или вопрос, на самом деле, больше эстетический и человеческий (т.е. преходящий и изменяемый)?"

корректно ответить на этот вопрос, выбрав одно из "или" попросту невозможно:
1. ЦСЯ не является "средневековым специализированным диалектом древне-славянского". это определение откровенно, кричаще неграмотно. но вопрос о термине и не стоит: он уже задан как часть условия задачки, так что проглоти - и думай над ответом. углубляться в прения - значит проиграть психологическое преимущество в полемике: ну вот, де, к словам цепляемся, а по существу ответить - слабо?
2. упростив форму вопроса, получим: "традиция употреблять ЦСЯ является ли вечной, непреходящей, или вопрос больше эстетический и человеческий?" положение А: является ли традиция непреходящей? - это лишь будущее покажет. до сего дня - не преходила. положение Б: здесь сразу возникает новое недоумение. "больше" - чем что?? и насколько "больше"? этот встречный вопрос - совсем не праздный. не хочется вспоминать книгу Анны Даниловой (не помню ее юзер-нэйм в жж) "Манипулирование словом в СМИ". не хочется, поскольку ни минуты не сомневаюсь в искреннем стремлении о. Агафангела доискаться правды Божией. однако налицо вот что: позиция А - та, к которой уважаемый собрат оппонирует. позиция Б - по-видимому, его собственная. так неужели именно поэтому А выражено крайне категорично: "вечное, непреходящее", в то время как Б - располагающе-смягченно: "больше эстетический, человеческий вопрос"?? то есть мы не отрицаем всего того значения и т.д. и т.п., а это вот "они" отрицают все на свете вплоть до Евангелия, ставя на место святое - разумное, доброе, вечное - единственно полюбившийся "им" "средневековый диалект".

такая трактовка искажает реальную позицию, по крайней мере, большинства из тех, кто высказывался полемически в комментах к рассуждениям о. Агафангела о языке богослужения (например, здесь и здесь). писать столь подробно и напористо меня побуждает именно данное обстоятельство. я убежден, что внимательное отношение к оппоненту - основа всякого питательного обеда продуктивного спора. я не раз предлагал дорогому батюшке различные авторитетные тексты о важности бережного отношения к святыне ЦСЯ, совершенно лишенные того ригоризма и "человеческой, слишком человеческой" безосновательности, которую он склонен видеть (как мне показалось) в моей позиции по данному вопросу. но воз понимания - и ныне там.
что ж, из уважения к Вам, отче - to be continued. ибо сказано: "даждь премудрому вину - и премудрей будет; сказуй праведному - и приложит приимати".